Любить по-русски

Любить по-русски

«Если сколько голов, столько умов, то и сколько сердец, столько родов любви», - писал Лев Толстой.

В День всех влюблённых перечитываем самые трогательные признания из произведений русской классики…

«Бедная Лиза» Н.М. Карамзина: Лиза и Эраст.

Старинная русская литература не знала любовных признаний. В народных сказках и средневековых повестях герои и героини спасали друг друга, были верны и преданны, но обходились без громких слов.

Во второй половине XVIII века из Англии и Франции в Россию пришла сентиментальная литература, а с ней мода на пышные объяснения в любви. Яркий пример пылкого признания на русский манер - эпизод из повести Николая Карамзина «Бедная Лиза». Сюжет повести типичен для «чувствительной» литературы: пресыщенный герой соблазняет наивную девушку.


«Милая Лиза! - сказал Эраст. - Милая Лиза! Я люблю тебя», и сии слова отозвались во глубине души её, как небесная, восхитительная музыка; она едва смела верить ушам своим…

«Ах, Эраст! - сказала она. - Всегда ли ты будешь любить меня?» - «Всегда, милая Лиза, всегда!» - отвечал он. - «И ты можешь мне дать в этом клятву?» - «Могу, любезная Лиза, могу!» - «Нет! мне не надобно клятвы. Я верю тебе, Эраст, верю. Ужели ты обманешь бедную Лизу? Ведь этому нельзя быть?» - «Нельзя, нельзя, милая Лиза!»

Тем не менее девушку обманули. Эраст проигрался в карты и был вынужден жениться на богатой вдове. Лиза, узнав об этом, утопилась.


«Евгений Онегин» А.С. Пушкина: письмо Татьяны Онегину.

Историю Татьяны Лариной и Евгения Онегина знают все. Провинциальная барышня влюбилась в соседа - столичного денди, скучающего в деревенском имении. Написала ему о своих чувствах (немыслимо с позиции морали того времени!) и получила холодный отказ. Через несколько лет Онегин узнал в блистательной княгине, жене генерала «ту самую Татьяну» и понял, что не удержал любовь всей своей жизни.

Автор подробного комментария к «Евгению Онегину» Юрий Лотман указывал на многочисленные переклички письма Татьяны с французскими и английскими «чувствительными» романами XVIII века. Пушкин показал, кем виделся девушке Онегин - книжным героем, не то ангелом-хранителем Грандинсоном, не то коварным искусителем Ловеласом. Набор литературных штампов автор превратил в «высочайший образец откровения женского сердца» - так письмо Татьяны охарактеризовал критик В.Г. Белинский.


Я к вам пишу - чего же боле?

Что я могу еще сказать?

Теперь, я знаю, в вашей воле

Меня презреньем наказать.

Но вы, к моей несчастной доле

Хоть каплю жалости храня,

Вы не оставите меня…

Другой!.. Нет, никому на свете

Не отдала бы сердца я!

То в вышнем суждено совете…

То воля неба: я твоя;

Вся жизнь моя была залогом

Свиданья верного с тобой;

Я знаю, ты мне послан богом,

До гроба ты хранитель мой…

Ты в сновиденьях мне являлся,

Незримый, ты мне был уж мил,

Твой чудный взгляд меня томил,

В душе твой голос раздавался

Давно… нет, это был не сон!

Ты чуть вошел, я вмиг узнала,

Вся обомлела, запылала

И в мыслях молвила: вот он!


«Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова: письмо Веры Печорину.

Прапорщик Григорий Печорин встретил в Пятигорске бывшую возлюбленную - Веру, и их роман вспыхнул с новой силой. Когда муж Веры заставил её уехать, женщина написала Печорину прощальное письмо.

«Это письмо будет вместе прощаньем и исповедью: я обязана сказать тебе всё, что накопилось на моём сердце с тех пор, как оно тебя любит. Я не стану обвинять тебя - ты поступил со мною, как поступил бы всякий другой мужчина: ты любил меня как собственность, как источник радостей, тревог и печалей, сменявшихся взаимно, без которых жизнь скучна и однообразна…


Мы расстаёмся навеки; однако ты можешь быть уверен, что я никогда не буду любить другого: моя душа истощила на тебя все свои сокровища, свои слёзы и надежды. Любившая раз тебя не может смотреть без некоторого презрения на прочих мужчин, не потому, чтоб ты был лучше их, о нет! но в твоей природе есть что-то особенное, тебе одному свойственное, что-то гордое и таинственное; в твоём голосе, что бы ты ни говорил, есть власть непобедимая…»

Печорин бросился в погоню, но догнать возлюбленную не получилось: его конь не выдержал скачки и пал.


«Обломов» И.А. Гончарова: Илья Обломов и Ольга Ильинская

Илья Обломов понял, что любит Ольгу Ильинскую в тот момент, когда она пела.

«Боже мой, что слышалось в этом пении! Надежды, неясная боязнь гроз, самые грозы, порывы счастия - всё звучало, не в песне, а в ее голосе. У него на лице сияла заря пробужденного, со дна души восставшего счастья, наполненный слезами взгляд устремлён был на неё.

Теперь уж она, как он, также невольно взяла его за руку.

- Что с вами? - спросила она. - Какое у вас лицо! Отчего?

Но она знала, отчего у него такое лицо, и внутренне скромно торжествовала, любуясь этим выражением своей силы.

- Посмотрите в зеркало, - продолжала она, с улыбкой указывая ему его же лицо в зеркале, - глаза блестят, боже мой, слезы в них! Как глубоко вы чувствуете музыку!..

- Нет, я чувствую… не музыку… а… любовь! - тихо сказал Обломов.

Она мгновенно оставила его руку и изменилась в лице. Её взгляд встретился с его взглядом, устремленным на нее: взгляд этот был неподвижный, почти безумный, им глядел не Обломов, а страсть. …Он опомнился, взял шляпу и, не оглядываясь, выбежал из комнаты».


Главный герой так и не решился жениться на Ольге. В итоге она приняла предложение лучшего друга Обломова - Андрея Штольца.


«Война и мир» Л.Н. Толстого: Пьер Безухов и Наташа Ростова

Будучи помолвленной с князем Андреем Болконским, Наташа Ростова увлеклась вероломным Анатолем Курагиным. Лишь счастливая случайность предотвратила их побег. Прощение у брошенного жениха Наташа просила через его друга Пьера Безухова, а тот признался ей в любви.

« - Он теперь здесь, скажите ему... чтоб он прост... простил меня. - Она остановилась и ещё чаще стала дышать, но не плакала.

- Да... я скажу ему, - говорил Пьер, - но... - Он не знал, что сказать.

Наташа, видимо, испугалась той мысли, которая могла прийти Пьеру.

- Нет, я знаю, что всё кончено, - сказала она поспешно. - Нет, это не может быть никогда. Меня мучает только зло, которое я ему сделала. Скажите только ему, что я прошу его простить, простить, простить меня за всё... - она затряслась всем телом и села на стул.

…И ещё больше чувство жалости, нежности и любви охватило Пьера. Он слышал, как под очками его текли слезы, и надеялся, что их не заметят.

- Перестаньте, перестаньте, вся жизнь впереди для вас, - сказал он ей.

- Для меня? Нет! Для меня всё пропало, - сказала она со стыдом и самоунижением.

- Всё пропало? - повторил он. - Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей.

Наташа в первый раз после многих дней заплакала слезами благодарности и умиления и, взглянув на Пьера, вышла из комнаты».


Девушка получила прощение бывшего жениха, когда князь Андрей умирал у неё на руках: он был ранен в Бородинском сражении и при отступлении русских войск попал в дом к Ростовым, где разместился госпиталь. Замуж Наташа вышла за овдовевшего Пьера Безухова.


«Гранатовый браслет» А.И. Куприна: письмо Желткова Вере

Мелкий чиновник Желтков был безнадёжно влюблен в Веру Николаевну, два года неотлучно следил за ней и засыпал письмами. Когда она вышла замуж, Желтков продолжал свои эпистолярные «ухаживания». Последнее письмо Вера Николаевна получила в тот день, когда узнала о его самоубийстве:

«Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать, мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей - для меня вся жизнь заключается только в Вас…

Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете. Я проверял себя - это не болезнь, не маниакальная идея - это любовь, которою богу было угодно за что-то меня вознаградить.

Пусть я был смешон в Ваших глазах и в глазах Вашего брата, Николая Николаевича. Уходя, я в восторге говорю: «Да святится имя Твое».

…В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли...

Я не знаю, как мне кончить письмо. От глубины души благодарю Вас за то, что Вы были моей единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью. Дай бог Вам счастья, и пусть ничто временное и житейское не тревожит Вашу прекрасную душу. Целую Ваши руки.

Г.С.Ж.».


 

По материалам портала Культура.РФ

 

Баннер





Гранты России

Яндекс.Метрика