«Литературный Олимп-2019»
Home Новости Последние новости «Литературный Олимп-2019»

«Литературный Олимп-2019»

Подборка книг, получивших литературные премии по итогам 2019 года.

Роман Сенчин «Дождь в Париже».

Роман Сенчин - прозаик, автор романов «Елтышевы», «Зона затопления», сборников короткой прозы и публицистики. Лауреат премий «Большая книга», «Ясная Поляна», финалист «Русского Букера» и «Национального бестселлера».

Главный герой его нового романа «Дождь в Париже» Андрей Топкин, оказавшись в Париже, городе, который, как ему кажется, может вырвать его из полосы неудач и личных потрясений, почти не выходит из отеля и предаётся рефлексии, прокручивая в памяти свою жизнь. Юность в девяностые, первая любовь и вообще - всё впервые - в столице Тувы, Кызыле. Его родители и друзья уже покинули город, но здесь его дом, он не хочет уезжать - сначала по инерции, а потом от странного ощущения: он должен жить здесь... А в Париже идёт дождь.


«Листая страницы романа, тяжело отделаться от невольного вопроса: а при чём здесь вообще Париж? …Постепенно первое впечатление развеивается, и становится понятно, что без Парижа не обойтись. Он нужен, чтобы обманчивое название на обложке затягивало читателя, жаждущего романтики и утончённости, в пучину удушающе откровенного реализма. Он нужен, чтобы показать, как наивные детские мечты задыхаются в миазмах и беспамятстве взрослой жизни. Он нужен, чтобы стать символом мимолётности бытия. Возможно, пяти дней недостаточно, чтобы потрясти мир, но их вполне хватит, чтобы многое понять, переосмыслить, изменить. И всё же за эти пять дней в Париже ничего не происходит – они проносятся слишком стремительно, как, впрочем, и вся жизнь…».

Александр Москвин, статья «Париж-то я и не заметил»

(«Литературная газета»)


Евгений Водолазкин «Брисбен».

В своём новом романе писатель продолжает истории героев («Лавр», «Авиатор»), судьба которых, как в античной трагедии, вдруг и сразу меняется. Музыкант-виртуоз Глеб Яновский на пике успеха теряет возможность выступать из-за болезни и пытается найти иной смысл жизни, новую точку опоры. В этом ему помогает… прошлое: он пытается собрать воедино воспоминания о киевском детстве в семидесятые, о юности в Ленинграде, настоящем в Германии и снова в Киеве уже в двухтысячные. Только Брисбена нет среди этих путешествий по жизни. Да и есть ли такой город на самом деле? Или это просто мираж, мечтания, утопический идеал, музыка сфер?


«Тайна романа Водолазкина в том, что в нём нет ровным счетом ничего экстраординарного. Он напитан простыми эмоциями, из-за чего в нём (как, впрочем, и во всех тонко сделанных произведениях) сквозит ощущение, что автор раз за разом проговаривает какие-то трюизмы. Например, что неизлечимые болезни - даже самые страшные - изводят нас постепенно, но, скорее всего, жить с ними придётся дольше, чем без них. Что человек всегда больше истории, каких бы драматичных событий она ни была преисполнена, потому что исторические декорации меняются, а человек - со своим повреждённым телом и ежедневными маленькими разочарованиями - остаётся. А к смерти, как к слепящему артиста свету сцены, невозможно привыкнуть, хоть в лепешку разбейся».

Татьяна Сохарева, рецензия «Расскажи мне про Австралию»

(«ПРОчтение»)


Алексей Сальников «Опосредованно».

Алексей Сальников - поэт, прозаик, автор романов «Петровы в гриппе и вокруг него» и «Отдел», а также трёх поэтических сборников. Лауреат премии «Национальный бестселлер», финалист премий «Большая книга» и «НОС».

В новом романе «Опосредованно» представлена альтернативная реальность, где стихи - это не просто текст, а настоящий наркотик.

Девушка Лена сочиняет своё первое стихотворение в семнадцать лет, чтобы получить одобрение старшего брата лучшей подруги. А потом не может бросить. Стишки становятся для неё и горем, и утешением, и способом заработать, и колдовством, и частью быта – ближе родных и друзей. Они не уходят, их не выкинешь, от них не отвяжешься, наверно потому, что кровь не водица, но всё же отчасти – чернила.


«Магистральным сюжетом оказывается повседневная жизнь Лены, её взаимоотношения с родителями, работой, детьми - в общем, сумбурный still life. Фантастическая же составляющая оказывается дополнением, которое, вопреки канонам жанра, почти не влияет на мир. …Изменения настолько глубоко запрятаны в тексте, что невнимательный читатель проскочит мимо них и не заметит. Впрочем, лучшую из головоломок вы не пропустите - альтернативную версию жизни одного не названного по имени, но безошибочно угадываемого поэта, которая в мире Сальникова куда трагичнее, чем в нашем...».

Егор Михайлов, рецензия «“Опосредованно” Алексея Сальникова: новый роман от автора “Петровых в гриппе”»

(«Афиша-Daily»)


Саша Николаенко «Небесный почтальон Федя Булкин».

Александра Николаенко - художник, писатель. Окончила Строгановский университет, стала одним из самых молодых членов Московского союза художников, иллюстрировала детские и взрослые книги. Её работы находятся в частных коллекциях в России, Франции и Великобритании. В 2017 году стала лауреатом премии «Русский Букер» за дебютный роман «Убить Бобрыкина».

Федя Булкин живет с бабушкой, а родители его в командировке - строят Град Небесный. «Мама с папой мои геологи. Без геологов в строительстве никуда. Осваивает советский народ новые территории, и какие!».

Главная Федина мечта - добраться туда, к ним. Для этого он учит таблицу умножения, пишет письма Деду Морозу и Ленину, спорит с Богом и, конечно, взрослеет, не забывая откладывать деньги в кошку-копилку на билет до Града. Повидаться.

Повесть «Небесный почтальон Федя Булкин» - про нескончаемое лето с пахучей земляникой и бесконечную зиму в ожидании Нового года, про родителей, которых уже нет, и про бабушку, которая всегда рядом, хоть и «уже не новая», про такие смелые и честные детские мысли о справедливости и смерти. И про то, что все всегда будут вместе, как в Фединой записке "Богу о нас".


«Здесь вы не найдёте какого-то связного сюжета, перед вами 350-страницный диалог шестилетнего Феди Булкина с бабушкой, с Богом, с самим собой. Но от этого диалога щемит в душе… Удивительно, как автору удалось подобрать слова, что из потаённых углов твоей памяти, начали всплывать воспоминания, о которых ты и сам давно уже забыл. А за образ бабушки отдельная благодарность! Каким жизненным опытом нужно обладать, чтобы так ненавязчиво, но мудро находить ответы на сложные жизненные вопросы и объяснять ребенку то, что не каждому взрослому понятно!..».

(tanuka59, topliba.com)


Мария Степанова, романс «Памяти памяти».

Новая книга Марии Степановой - попытка написать историю собственной семьи, мгновенно приходящая к вопросу о самой возможности сохранять память о прошлом. Это разбор семейного архива, оборачивающийся смотром способов жизни прошлого в настоящем, и история главных событий XX века, как она может существовать в личной памяти современного человека. Люди и их следы исчезают, вещи лишаются своего предназначения, а свидетельства говорят на мёртвых языках. Описывая и отбрасывая различных посредников между собой и большой историей, автор остаётся и оставляет нас один на один с нашим прошлым…


«Один из интереснейших опытов Марии Степановой, которая пишет о своих реальных бабушках и дедушках, параллельно изучая, как функционирует память. Её волнует, из какого сора конструируется семейный архив и связанные с ним легенды, маленькие и, как правило, незаметные судьбы на фоне судеб-великанов, определивших, а часто и переформатировавших под себя эпоху…».

Татьяна Сохарева, обзор «“Иуда” и другие: главные книги-2017»

(«Газета.ru»)

Михаил Трофименков «XX век представляет. Кадры и кадавры».

Блок писал: "век девятнадцатый, железный". Двадцатый век - это век динамита и напалма, газа и тротила, радиации и биологического оружия, термоядерных реакций, а главное - крови, крови, крови, полноводных рек крови на всех континентах. Книга Михаила Трофименкова поднимает читателя над двадцатым веком на высоту птичьего полета, заставляет вглядеться в это страшное столетие целиком, а значит - обобщить и сделать выводы. Политика и культура, искусство и война, история и философия в этой книге дополняют и объясняют друг друга. Мощнейшее чтение от одного из умнейших людей России.


«Самая очевидная аналогия - Парфёновский цикл «Намедни»: та же хроника XX века в клиповом формате. Вот только там, где Парфёнов аккуратно расставляет чашечки по полочкам, Трофименков - это какое-то торнадо сюжетов, имён и диагнозов. Только переведешь дух после очередного откровения, только вылезешь из интернета с очередной биографической справкой в зубах - а он давно унесся дальше, только пыль стоит: Джонни опять сделал монтаж».

(Inku, livelib.ru)

 

You have no rights to post comments


Баннер





Гранты России

Яндекс.Метрика